Центр "Живая Интеллектуальная Система"
Практическое воплощение будущего в реальном времени

Статьи

Главная / Статьи / "Школа Великих Посвященных"

АПОКАЛИПСИС или ИСТОРИЯ ВЛАСТИ!

11.07.2012

Доброго времени суток, Уважаемые читатели.

С Вами Александр Владимиров, автор «ШВП», рассылка №23 от 11.07.2012

Представляю Вашему вниманию некоторое интервью ….

Думаю, что ВСЕМ понятно, что просто так «магистры» к простым людям в гости не ездят! Только к тем, кто имеет соответствующий статус в аналогичной структуре и власть!

Читайте, думайте, анализируйте. Возможно, это маленькое интервью позволит Вам увидеть более полную картину мира.

 

Материалы сайта:
http://news.mail.ru/society/9493722/

Власть приобретает смысл, когда ею пользуются плохие или хорошие люди — Великий Магистр Мальтийского Ордена Мэтью ФЕСТИНГ

Материал предоставлен изданием ИТАР-ТАСС
5 июля 2012

Накануне визита в Москву, приуроченного к 20-летию установления дипотношений между Россией и Мальтийским Орденом, Великий Магистр Мэтью Фестинг дал эксклюзивное интервью ИТАР-ТАСС, «Российской газете» и телеканалу «Россия 24».

— Спасибо Вам большое за предоставленную нам уникальную возможность провести с Вами беседу.

Ваше Высочество, вы знаете, когда речь заходит о Мальтийском ордене, то на память приходят подвиги рыцарей в Средние века во время Крестовых походов. Что, на ваш взгляд, в многовековой истории Мальтийского ордена кажется вам наиболее знаменательным как Великому магистру?

— Мой ответ может показаться странным, учитывая все подвиги рыцарей нашего Ордена и вообще всё то, что на нас влияло с течением времени. Наш Орден больше не базируется в Иерусалиме – на Святой Земле, он также покинул Родос и оставил Мальту… И все эти события, которые с первого взгляда могут показаться ужасными и даже непоправимыми – при более глубоком и взвешенном рассмотрении оборачиваются большой удачей. Ведь за долгие 900 лет истории Ордена не было сделано столько, сколько было сделано за сравнительно недавний период.

— Вы, Ваше Высочество, являетесь прямым потомком сэра Адриана Фортескью – рыцаря, который от пыток погиб в 16 веке. Когда вы решили связать свою жизнь с орденом? Почему вы приняли такое решение? И как вообще вы стали великим магистром?

— По сути, несколько моих предков, и по отцовской, и по материнской линии, были рыцарями Ордена – некоторые не на Мальте, а уже на Родосе. Можно сказать, что история моей семьи давно и неразрывно связана с историей Ордена – впрочем, это же можно сказать и о многих рыцарях нашего Ордена. Мой отец, мой дядя и многие мои двоюродные братья тоже были рыцарями, как и я. Это такая семейная традиция".

— Но Мальтийский орден – один из старейших орденов Римской католической церкви, он один из самых известных орденов. Но история знала и другие ордена, которые, правда, растворились в истории. Почему именно Мальтийский орден сохранил свою уникальность?

— Судя по всему, чтобы ответить на этот вопрос, мне опять придется обратиться к первоистокам… Что особенно интересно – ведь изначально мы были созданы для того, чтобы помогать бедным и болящим. А другие Ордена были созданы по разным другим причинам и с разными целями – служить храмам, защищать их, совершать подвиги и благие деяния во имя Господа. Например, Испанский Орден был сосредоточен непосредственно на делах средневековой Испании. Тевтонский Орден – изначально был задуман для христианизации тех территорий, на которых ныне располагаются Польша, Словения и некоторые территории сопредельных государств. Кроме того, история таит в себе много удивительных загадок, и не всё в ней ясно нам, живущим в ХХI веке. Но к нам и нашему Ордену она безусловно была благосклонна, поэтому мы сейчас беседуем с Вами".

— В 16 веке Орден обосновался на Мальте. Орден госпитальеров, ионитов получил название Мальтийского ордена. Почему именно на Мальте? Как относятся сегодня к вашему Ордену на Мальте, и какие у вас отношения с правительством Мальты?

— Ответ кроется в том, что у нас очень тесные взаимоотношения с Мальтийским орденом и вообще с народом, населяющим Мальту. Конечно же, и с правительством этого государства мы поддерживаем дружественные отношения. Они прекрасно к нам относятся. На Мальте действует Ассоциация наших рыцарей, Орден также располагается в двух мальтийских исторических замках – тех, в которых он базировался исторически – они не находятся в нашем полном владении, мы просто занимаем их. Правительство Мальты предложило разместиться там еще моему предшественнику. Итак, ответ на Ваш вопрос вкратце такой – всё происходит благодаря прекрасным дружеским взаимоотношениям с народом и Президентом Мальты. Я смело могу утверждать, что мы с ним друзья.

— А как складываются ваши отношения с Ватиканом? Все-таки Орден – это часть римско-католической церкви. Мы сейчас находимся в Вечном городе, в двух шагах от Святого Престола.

— Ответ такой же, как и на прошлый вопрос – это очень и очень близкие отношения – по многим причинам. Прежде всего, наш Орден – это религиозный рыцарский Орден католической Церкви. Поэтому, на уровне веры и церкви мы конечно же прежде всего должны были выстроить и поддерживать самые теснее отношения с нашим духовным покровителем – Католической Церковью. Но это один уровень, есть и другие. Во-вторых, в ходе истории нам немыслимо повезло осесть именно тут, в Риме, поэтому мы близки не только духовно, но и физически, мы просто часто видимся. И, наконец, в-третьих, это социальные и политические мотивы. Посольство Ватикана тесно сотрудничает с нашим Орденом по самым разным вопросам. И хоть иногда наши взгляды не совпадают, это не вредит взаимопомощи и сотрудничеству в целом. Если, например, ко мне приходят и говорят примерно следующее: «Во время моего пребывания в таком-то регионе страны я встретился со священником или епископом, который крайне нуждается в помощи по такому-то вопросу…» — то Мальта конечно же помогает! Я думаю, это вполне можно назвать тесным сотрудничеством.

— Насколько я знаю, жизнедеятельность Ордена, его порядок функционирования определяется конституцией, которую утверждает Папа Римский. Какова роль Римского Папы в жизни ордена сегодня?

— Это интересный и важный вопрос. Задолго до того, как ныне действующий Папа Римский был избран Главой Священного Престола, он уже был другом нашего Ордена. Поэтому он отлично знаком со всеми тонкостями нашей истории и бытия, очень интересуется нашей деятельностью и, прежде всего, связан с нами чисто человеческими узами. Но не стоит забывать и о том, что, по историческим причинам, наш Орден весьма широко представлен именно в Германии, а Папа Бенедикт XVI – немец, выходец из Баварии. Конечно же, это также объясняет его интерес к нам. Как Вы видите, связи действительно тесные.

— По традиции 24 июня, в День рождества Иоанна Крестителя грандмастер, Вы, Ваше Высочество, встречаетесь с Римским Папой. Откуда пошла эта традиция? И ожидается ли ваша встреча в этом году?

— Да, и это очень и очень почетный момент. Эта церемония – предмет нашей особой гордости и имеет уже столетнюю историю. Прежде всего, я посылаю Главе Святого Престола краткое прошение о встрече, а потом, когда мы встречаемся в понедельник, я даже не знаю с чего начать разговор, но он очень чуткий и мудрый собеседник – и аудиенция сама по себе вливается в благое русло. Святой Отец неизменно интересуется успехами и дальнейшими планами нашего Ордена. Я понимаю, что это огромная честь – беседовать с таким человеком, иметь возможность обсудить с ним любой важный и нужный вопрос, просто испросить совета и приобщиться его мудрости. Очень отрадно и то, что Папа искренне заинтересован в наших делах. Это чудесная традиция, повторюсь. Как Вы наверное знаете, епископы католической Церкви могут видеть Папу, но они посещают его раз в пять лет. А нам дарована честь видеть его ежегодно. Конечно же, это еще раз подчеркивает наше тесное сотрудничество.

— Почти за тысячелетнюю историю у Ордена были разные формы правления, разные устройства. Сегодня это монархия. Во главе ордена стоите вы, Великий магистр, имеющий статус князя Священной Римской империи. В качестве монарха поддерживаете ли вы контакты с другими монархами Европы?

— Ответ на этот вопрос сугубо информативен. Возьмем, к примеру, такой печальный момент как похороны… На похоронах видных европейских политиков и членов монархических династий я представляю наш Орден. Там же я, естественно, вижу важных политических, светских и религиозных европейских деятелей. Так как мы встречаемся довольно часто (конечно же, не только на похоронах), всех их я знаю в большей или меньшей степени. Говоря шире, всех мы в этом мире знаем друг друга через кого-то – вопрос в длине человеческой цепочки между двумя конкретными людьми. Поэтому я надеюсь, что вскоре мы будем иметь представительства во многих странах – конечно же в случае нашего Ордена это будут прежде всего католические монархии. Но все это вопрос времени. А вообще все мы, будучи рабами Божьими, любим друг друга и желаем друг другу блага.

— У Мальтийского ордена особый статут. Это такое государство-подобное образование. Сам Мальтийский орден себя позиционирует как государство, хотя некоторые обидно называют его карликовым государством. Вот в чем особый статут Мальтийского ордена, и есть ли подобные, государство-подобные образования на земле?

— И опять же, ответ на этот вопрос можно найти в истории нашего Ордена. Почти девятьсот лет назад – ровно девятьсот будет в следующем году – Папа Римский Пасхалий II своей папской буллой учредил или, точнее, утвердил уже учрежденный до этого Орден. Это сделало Орден субъектом, так сказать, международного права – ведь тогда он располагался на территории Палестины. Затем, как Вы уже знаете, мы перебрались на Родос, а далее – на Мальту, которая и подарила нам свое имя, если можно так выразиться… Таким образом, история преподала нам важный урок – не держаться за конкретный участок земли и осознавать, что мы – Орден, принадлежащий всей земле в одинаковой мере. К тому же, как государство нас признает более ста стран. Весь мир, фактически, относится к нам как к субъекту международного права, не просто как к «государство-подобному образованию». Это в данном случае важнее всего.

— Ну Мальтийский орден, тем не менее, имеет государственные привилегии. Как, я знаю, у вас есть свои номера на автомашины Мальтийского ордена, вы печатаете марки, даже выдаете дипломатические паспорта. Вас 13 тысяч членов, и всего несколько сот, я знаю, имеют дипломатические паспорта. Что нужно сделать для того, чтобы получить дипломатический паспорт?

— Да, это очень интересно, потому что мне довольно часто задают этот вопрос. Ответ в том, что мы определенно не смогли бы не выдать 10000 или 13000 паспортов. Единственные, кому мы выдаем паспорта – это дипломаты Ордена. То есть кто-то, кто занимает какой-то пост, или должность в секретариате или еще кто-нибудь в этом роде, или представители Его Высочества здесь в Риме. Вот эти люди имеют паспорта, больше ни у кого их нет. И они пользуются ими так, как, например, нормальный англичанин, испанец, еще кто-нибудь, путешествуя, используют свои обычные паспорта, а когда происходит какое-нибудь официальное мероприятие, когда приемлемо использовать дипломатические паспорта, они их используют, но мы контролируем это очень тщательно.

Что касается марок и денег – это, в основном, относится к периоду нашей истории, связанной с Островом Родос, и затем островом Мальта. Они являются как бы наследием, если хотите, но все же, как вы знаете, для суверенных государств – это вполне практикуемый путь.

Одна из вещей, которая имеется у каждого суверенного государства – это почтовые соглашения друг с другом. С этим и связано наличие почтовых марок. И, наконец, автомобильные номера, ну это, вообще-то, и не тот случай, у нас нет автомобильных номеров, а то, что вы видите, конечно же, вы видите здесь в Риме автомобили, или грузовики со знаками SMOM и затем номер – так это итальянские военные номерные знаки, вот что это такое. И CISOM, это наша гуманитарная организация, тесно связанная с гуманитарными организациями Италии, а также тесно связанная с итальянскими военными. Это им принадлежат красные номерные знаки. Вы также увидите в Италии номера, например, с двумя буквами вначале, которые говорят, что этот автомобиль имеет отношение к карабинерам. Так что на самом деле все это чисто итальянские дела. Даже если я и хотел бы сказать, что они имеют отношение к нам – это не так.

— Я хотел поговорить с вами немного о финансах. На чем основан бюджет Мальтийского ордена?

— Во-первых – это центральное управление местностью. Например, даже подстричь траву, на которой мы сидим сейчас. Для всего этого у нас имеется наследственное имущество в достаточном размере. Достаточно своего дохода, благодаря нашему многовековому прошлому, когда у нас было достаточно имущества и инвестиций. У нас достаточно своего собственного наследия, поэтому центральное управление полностью содержится за счет этого. Далее, есть большое количество людей, которые поддерживают нашу работу. Так, например, во Франции и Германии есть около двух миллионов людей, которые довольно регулярно передают нам пожертвования. Эти деньги полностью идут на поддержание деятельности госпитальеров, или гуманитарной деятельности по всему миру.

И в дополнение к этому, существует ряд агентств по всему миру, таких как Евросоюз, которые тратят деньги через нас. То есть они либо финансируют уже выполняемые нами проекты, или нам говорят: «Мы заинтересованы в проведении какой-либо деятельности в определенной части света. Пожалуйста, выполните для нас эту схему “. То есть, мы как инструмент нации для различных целей. Среди них есть и такие как Евросоюз, а есть и отдельные государства, которые традиционно поддерживают нас. Также есть ряд стран, включая Германию, Австрию, частично Бельгию, Францию, у которых есть какие-то моменты, в которых их правительства хотят посодействовать, и они очень часто используют нас, потому что они имели с нами дела в течение очень долгого времени, и оттуда идет очень масштабное финансирование.

Есть и другой ответ на этот вопрос – когда случается какая-то катастрофа, например сильное землетрясение, тогда отдельные люди, или доноры, говорят: „Мы знаем, что Мальтийский Орден представлен в таком-то регионе, поэтому мы хотим пожертвовать денег на помощь в этом кризисе“. Так что, как Вы видите, таким довольно сложным образом образуется общая картина.

— Был период в истории Мальтийского ордена, когда в вашем кресле был российский государь-император Павел I. Как вы оцениваете этот период в истории Мальтийского ордена?

— Это был очень интересный эпизод, и мы, фактически, должны России, Царю Павлу I, огромному влиянию, которое они оказали. Это был период, когда Наполеон фактически выкинул Орден с Мальты. И, как и во всем остальном, рассматриваемом в ретроспективе, легко проследить развитие событий. Это было очень трудное время, как для Ордена, так и для его Великого Магистра. Если говорить коротко, фактически Хомпеш, Великий Магистр, был свергнут Наполеоном. Потом один человек по имени Лита, который был другом царя и являлся членом Ордена, убедил царя Павла I взять Орден под свою протекцию.

Если Вы посмотрите документы, описывающие ту ситуацию, Вы поймете, что на самом деле все это было очень на руку России и царю в политическом смысле. Россия получила возможность укрепить свою роль в Средиземноморье, чего раньше она не могла сделать. Одной из причин, по моему мнению, которая склонила Россию на этот шаг, являлось то, что это также подходило России с военной точки зрения.

То, что произошло дальше – сложная история. Когда некоторое время спустя Павел I был убит, фактически, четверо из его убийц были Рыцарями Мальты, что довольно интересно. Грешники, надо сказать, но это произошло. И немногим позднее, его сын заявил, что хотя наша организация находится под его протекцией, но он является не католиком, а православным, и он женат, и обет безбрачия не давал, так что он не мог быть Великим Магистром. Именно тогда Орден вернулся обратно под административный контроль Ватикана, и Ватикан затем назначил Баттисто Томаси, точнее не напрямую назначил, а все подготовил для его выборов. И именно он стал первым Великим Магистром после российского периода. В то время все полагали, что это была катастрофа, что Мальта была ужасной потерей. Но на самом деле это было великое благословление, потому что я, например, могу сейчас сконцентрироваться на проведении работы во всем мире, и мне не надо думать об управлении маленькой страной. Все обернулось действительно благословлением. Мы фактически теперь безгранично должны России и царю. Так что он для нас очень важная и значительная фигура.

— У Мальтийского ордена, насколько я знаю, дипломатические отношения больше чем со ста странами. По-моему, 104 страны имеют дипотношения с Мальтийским орденом, в том числе в этом году мы отмечаем двадцатилетие дипломатических отношений Мальтийского ордена и России. Насколько я знаю, вы собираетесь с визитом в Россию. Какова ваша оценка отношений между Россией и Мальтийским орденом? И что вы ждете от визита в нашу страну?

— Главная наша цель – найти возможность выполнять нашу работу. Одним из моих дел в Москве, как я думаю, это, возможно, переговоры с Вашим министром, отвечающим за эту сторону работы Правительства. Я планирую встретиться ним, а также, уверен, буду встречаться с другими официальными лицами. Мы рассмотрим вопросы развития того, что мы уже делаем. Сегодня у нас в России выполняется несколько небольших проектов, и возможно в результате нашего визита мы сможем их расширить. Это первое.

Во-вторых, в связи с нашим общим периодом в прошлом, у нас появился определенный интерес в России. Как Вы знаете, в Кремле в следующем месяце будет выставка – это и есть основная причина моего приезда. Но все такие контакты всегда ведут к дальнейшему развитию отношений. Поэтому я очень стремлюсь к таким контактам, и мне стыдно, что до сих пор я ни разу не был в России, хотя на самом деле этого очень хотел. Мы хотим посмотреть, как все развивается, я очень жду этого.

— Мальтийский орден известен как один из крупнейших благотворителей в мире. Ваша деятельность широко известна. Какие основные направления гуманитарной деятельности, медицинской деятельности Мальтийского ордена?

— Фактически мы работаем в двух направлениях. Одно из них – профилактическое, а другое – реагирующее. У нас имеется опыт в различных областях, и с этой точки зрения мы можем быть проактивными по разным вопросам. Как Вы заметили, у нас есть определенная специализация по ряду медицинских направлений. Принимаем меры в бедных странах по борьбе с проказой и туберкулезом, который опять начал распространяться. Кто знает, какие еще болезни могут вернуться к нам. Другая сторона – мы реагируем на страшные трагедии, например, недавнее землетрясение на сервере Италии, Слава Богу, не самое ужасное, но оно коснулось и бедных людей. Мы участвовали в восстановлении школы в Японии после цунами. В общем, за 150 лет мы выполнили много работ подобного рода. Я имею в виду и 18 век, когда случилось ужаснейшее землетрясение на Сицилии, туда был направлен флот Ордена и выполнял там гуманитарную работу. Я хочу сказать, что для нас это не ново, и мы, в основном, работаем в этих направлениях.

— До сих пор во всем мире считается очень престижным быть членом старейшего рыцарско-духовного ордена. Как происходит посвящение в рыцари? Кто может быть рыцарем?

Может быть, это очень личный вопрос, могу ли я…

— Ответ на этот вопрос является фундаментальным. Нужно быть католиком.

— Я не католик.

— Какая жалость! Но ответ… ответ и состоит в том, что следует быть католиком, поскольку это религиозный орден.

— Можете вычеркнуть моё имя.

— Простите. Но это первое правило. И мужчины, и женщины могут стать членом Ордена. По существу в основе работы системы находится наше желание привлечь как можно больше людей к своей работе. Например, каждый год мы проводим отборы. Мы поддерживаем любого, кто хочет к нам присоединиться и считает, что может нам подойти. Это первое, что важно. Затем они наблюдают за нашей работой, мы – за тем, что подготовили они, смотрим, что им нравится и т.д. Всё начинается отсюда. Затем, как я уже говорил, конечно, семья, которая долгое время состоит в ордене. Члены многих семей являются членами ордена и это особенная причина, почему кто-то не может стать членом. Много семей, которые я знаю, имеют последовательность поколений, состоя в членстве ордена годами. Здесь в Риме есть господин, с которым я однажды беседовал. Я точно не знаю сколько членов его семьи состояли в ордене, но по меньшей мере 42 члена его семьи занимали старшие должности в ордене начиная с 1500 года.

— Удивительно.

— Это большая традиция. Многие члены Ордена являются преемниками. И всё благодаря традиции. Но мы приветствуем и других людей доброй воли, католиков.

— Ваше Высочество, мы живем в неспокойном мире. С какими проблемами сталкивается Мальтийский орден, какие вызовы современного мира для Мальтийского ордена, скажем так, наиболее опасны?

— Постоянные проблемы, конечно, есть. Прежде всего, это экономический спад. Конечно, денег, которые нам жертвуют частные лица или правительство, возможно будет не так много, как было 5 или 10 лет назад. Вторая проблема состоит в том, что мир – это комплексная сложная система и на нас возлагаются большие требования. В мире есть нуждающиеся люди. Прежде всего, конечно, я имею в виду Африку. Африка – самое очевидное место. Мы, откровенно говоря, уже второе тысячелетие над ней работаем.

Проблема состоит и в создании волонтёрских организаций, которые мы представляем в самых разных странах, пытаясь скоординировать помощь богатых стран бедным. Именно координация такой помощи и является проблемой в меру того, что она очень децентрализована, осуществляется на волонтёрской основе, не оплачивается, кроме профессиональной работы. Сущность того, что я пытаюсь делать, состоит в координации доброй воли людей. Их следует организовать, ведь если бы они получали зарплату, им можно было бы давать указания, а так их необходимо поддерживать и мотивировать.

— Мальтийский орден имеет статут постоянного наблюдателя и при Организации Объединенных Наций, и при Евросоюзе. В чем заключается деятельность Мальтийского ордена при этих организациях?

— Это дипломатическая функция. В деле помощи людям это очень привилегированная позиция, потому что мы официально представлены на правительственном уровне. Это огромный плюс. Многие организации, подобные нашей, не имеют такого статуса и соответственно преимуществ. Например, возможности напрямую обратиться к послу или премьер-министру, или министру по развитию, или министру здравоохранения, На самом деле это не важно.

Во-вторых, ООН предоставила нам голос. К примеру, наш Посол в Нью-Йорке конечно является ключом. Вы заметили, Орден — это маленькое государство, но благодаря членству мы имеем не то чтобы власть, но существенное влияние во многих областях, что является очень важным.

— Ваше Высочество, вы сказали, что членом Мальтийского ордена могут быть и мужчины, и женщины. Но только в 1998 году впервые за почти тысячу лет статут дамы в ордене был приравнен к статусу рыцаря. Какие полномочия имеют сегодня дамы ордена? И как дамы могут стать членами Мальтийского ордена?

— Невозможно представить любую сферу без женщин, которые заняли своё место во всех видах деятельности. Они привносят эмоциональность, что очень важно в нашей работе. Так это происходит сейчас, но история свидетельствует о том, что и раньше женщины занимали своё место в Ордене. Об этом свидетельствует определённое количество женщин в лике святых и простых монахинь, которые профессионально выполняли медсестринскую работу.

Но то, что происходит сейчас, в определённой степени отличается от того, что было в прошлом. Я точно не знаю, какое количество женщин среди наших членов, но оно колеблется от 20 до 30 процентов. И это очень важно, поскольку они привносят отличные от мужского аспекты видения различных вопросов. В США есть три ассоциации, и недавно президентом одной из них стала женщина. Она определенно является главной фигурой. Существуют и много других ассоциаций, в которых президентами являются женщины. В дополнение к этому есть послы Ордена-женщины, с этим нет сложностей, люди ведь говорят о предоставлении равных рабочих возможностей для людей обоих полов, и мы, конечно, этого придерживаемся.

— У Мальтийского ордена героическая история, героическое прошлое. Но я бы хотел спросить вас о будущем. Вот насколько, вы считаете, сможет в современных условиях выжить Мальтийский орден? Каким вы представляете его будущее через 50, через 100 лет?

— Что интересно, чем больше мы знаем об истории организации, тем больше понимаем, что история повторяется. Конечно, действия людей отличаются, но, если Вы прочтёте документы 13-14 веков, Вы увидите, что у Великого Магистра были точно такие же проблемы, как и сегодня. Я не думаю, что ситуации сильно отличаются. Дело в том, что обстоятельства всегда одинаковы – бедность, болезни, недовольство правительством, голод. Я не вижу существенных причин тому, чтобы орден значительно изменился. Я хотел Вам сказать, но забыл. Кто-то когда-то произнёс фразу: „Пока в мире будут продолжаться страдания, Мальтийский орден будет существовать“. Моя точка зрения, будущее всё продолжит. Безусловно, будут вещи, которые изменятся. Одной из особенностей сегодняшнего мира является то, что мы более интернациональны, до недавнего времени мы были более евроцентричны, а сейчас мы имеем более интернациональный характер, что предполагает больше сложностей и возможностей.

300 лет назад практически все члены ордена были открыто религиозными, они были принявшими постриг монахами, если хотите. С 18 века они стали более гуманными. Я стал рыцарем ордена, когда мне было 28, и я стал 29-м рыцарем, а сейчас, я точно не помню, но их примерно 70. То есть за короткое время, пока я являюсь членом Ордена в течение примерно последних 35 лет, произошли эти фундаментальные изменения. Они важны, потому что основа Ордена в его религиозности. Я наблюдаю взлёты и падения, и снова взлёты. Я не могу сказать, что будет через 50 лет. Но, мне кажется, основные вещи будут происходить так же как они и происходят.

— Наша программа называется „Форма власти“. Что такое, на ваш взгляд, Ваше Высочество, власть вообще, и в чем власть великого магистра?

— Власть сама по себе ничто. В моём понимании она приобретает смысл, когда ею пользуются плохие или хорошие люди. Власть в руках диктатора – очень опасная штука. Посмотрим на прошлый век и увидим последствия, которые ощутила Ваша страна и остальная Европа. Поэтому использование власти является очень важным. И я бы сказал, что использование власти только ради её использования – является очень-очень опасным занятием.

Если мы говорим о власти Великого Магистра, её абсолютно нет. Посмотрите сколько подразделений у Папы Римского и сколько у нас. То есть с точки зрения временной физической власти, я бы сказал, что у Великого Магистра на самом деле нет власти, конечно, я могу решать, во сколько у меня будет обед, но на этом моя власть заканчивается. Я думаю, что из-за тех людей, с которыми у нас связи, власть неизбежно присутствует, есть влияние, это точно. Мы упоминали представительство в международных организациях и статус постоянного наблюдателя. И снова, не знаю, назовете ли Вы это властью, но имеется определенное влияние. Если Вы воспринимаете власть как возможность влияния, да, возможно, так и есть.

— Ваше Высочество, большое спасибо за беседу. Ваше Высочество без власти.

— Точно. Так и есть. Спасибо.

— У нас для Вас подарок. Это герб России, которая просуществовала еще до 1918 года.

 

Материалы сайта:
http://news.mail.ru/society/9493722/

 

Р.S.: В качестве приложения Вам дается краткая история Мальтийского ордена.

Удачи Вам на Вашем пути!

С Уважением, Александр Владимиров, автор «ШВП»
Рассылка №23 от 11.07.2012

 

Читайте полную версию выпуска с приложением »

Вставить в блогВставить в блог
Скопируйте этот код в ваш блог

Представляю Вашему вниманию некоторое интервью ….

Думаю, что ВСЕМ понятно, что просто так «магистры» к простым людям в гости не ездят! Только к тем, кто имеет соответствующий статус в аналогичной структуре и власть!

Читайте, думайте, анализируйте. Возможно, это маленькое интервью позволит Вам увидеть более полную картину мира.

Власть приобретает смысл, когда ею пользуются плохие или хорошие люди — Великий Магистр Мальтийского Ордена Мэтью ФЕСТИНГ

Так будет выглядеть анонс
Закрыть
Категория: "Школа Великих Посвященных" | Теги: теневое правительство, апокалипсис, тайные общества
blog comments powered by Disqus

Устройство
«БИОЗАЩИТА-АНТИСМОГ»

Семь устройств в одном!
ВСЕ блага санатория - на дому!

Все об Устройстве »

 

 

Форма входа
Логин:
Пароль:

Поиск

Стихийные бедствия

Последние комментарии