Центр "Живая Интеллектуальная Система"
Практическое воплощение будущего в реальном времени

Статьи

Главная / Статьи / Завтра может не настать!

Погружение в мутную воду

27.01.2009
Погружение в мутную воду

Будущий год пройдет в атмосфере депрессии

Сделав ставку на всестороннее усиление государственного регулирования экономики, руководство России выбрало мрачный сценарий затяжной депрессии. В 2009 году нам всем предстоит в этом убедиться.

Кажется, руководство России наступило уже на все грабли, на какие только можно наступить в экономической политике. Здесь тебе и раздача госкредитов, и ослабление национальной валюты, и протекционизм, и даже возрождение государственного долга. Наблюдая за «антикризисными мерами», можно подумать, что у руля государственных финансов стоят не Кудрин, Игнатьев и Набиуллина, и даже не Путин с Сечиным, а какие-то карикатурные персонажи времен перестройки или 1990-х годов. Вроде Николая Рыжкова и Олега Сосковца. На днях президентский экономический советник Дворкович признал, что федеральный бюджет 2009 года будет дефицитным и Россия снова прибегнет к внешним заимствованиям. Правда, занимать будем не у адского МВФ, а у кредиторов почище, утешил Дворкович. Ну так и Горбачев ведь не у МВФ занимал...

Нефть сегодня стоит 37 долларов за баррель, и что будет с ее ценой через год — ни один ответственный экономист предсказать не рискнет. Между тем, не зная будущей стоимости барреля, нельзя предсказать и параметры российского бюджета. Для практических целей можно применять простейший прием: считать, что сегодняшняя цена — самый точный прогноз завтрашней и послезавтрашней. Итак, предположим, что уровень 37 долларов сохранится. Является ли это основанием снова влезать в долги?

Вспомним недавнюю историю: в прошлый раз нефть была такой дешевой в 2004 году. В то время доходы государства были значительно меньше сегодняшних, а необходимые расходы — больше, так как государственный долг еще не был погашен и по нему приходилось выплачивать проценты. Тем не менее в 2004 году Россия свела бюджет с профицитом, и почти никто из экономистов не сомневался, что это правильно. Более того, именно 1 января 2004 года был основан Стабилизационный фонд Российской Федерации. Нефть в этот славный день стоила 29,73 доллара за баррель.

В 2004 году 37 долларов за баррель казались незаслуженной удачей и редким шансом, который при разумном и бережном использовании может принести стране большой успех. Пять лет спустя та же ситуация воспринимается как дурной сон, как мрачное наваждение, от которого лучше всего просто отмахнуться, чтобы оно поскорее оставило тебя. Любой высокопоставленный чиновник скорее удавится, чем предложит сократить государственные расходы до уровня 2004 года.

Наоборот, на вооружение взята кейнсианская доктрина, утверждающая, что чем больше государство потратит, тем более «оживленной» будет ситуация в экономике. С помощью государственных расходов решаются проблемы стабильности коммерческих банков, платежеспособности крупного бизнеса, финансирования инвестиционных проектов, сохранения рабочих мест, поддержания уровня жизни безработных. Тут уж не до твердой почвы под ногами, не до сбалансированного бюджета.

Позволят ли эти меры хотя бы смягчить кризис? Можно ли сказать, что государственные финансы приносятся в жертву ради интересов частного сектора, где работает, что о нем ни говори, большинство граждан страны? Увы, нет.

Это могло бы стать реальностью, если бы государственные субсидии имели разовый, а не системный характер. Допустим, такое-то предприятие попало в затруднение, государство дало ему денег, на общенародном счете убавилось, на частном прибавилось, вопрос закрыт. В России, однако, все делается иначе. Государственные деньги предоставляются не даром, а в кредит. Возвращать эти кредиты скорее всего будут не живыми деньгами, а промышленными активами. «Норильский никель» уже фактически национализирован, вероятно, то же самое произойдет и с рядом других крупных предприятий. Качество управления при этом, как правило, будет снижаться. В итоге получаем чистый убыток и для казны, и для промышленности.

Созидательная роль кризиса в том, что он «расчищает» экономику. Предприятие, обремененное неподъемным долговым бременем, после процедуры банкротства переходит в руки кредиторов и, освободившись от необходимости выплачивать проценты, снова может успешно развиваться. Государственная помощь уничтожает этот эффект и создает противоположный.

Предприятия получают новые кредиты, их финансовое положение осложняется, становится более скованным. У бизнеса становится еще больше долгов, с которыми непонятно как расплачиваться, а у государства — еще больше активов, которыми неизвестно как управлять. Взаимные обязательства, возникшие не в свободно-рыночных условиях, а в рамках «спасательных программ», обычно оказываются нечеткими, во многом произвольными, непрозрачными и дискриминирующими. Права собственности размываются, становятся все более условными. Должники и кредиторы все хуже понимают, что представляют собой их активы и пассивы. В таких условиях и у бизнеса, и у государства сильно снижается возможность маневра, перестройки, адаптации к новым реалиям. Экономические субъекты становятся заложниками давно сделанных ошибок, исправить которые невозможно, а списать на безнадежные убытки — политически неприемлемо.

Со временем все больше людей начнут сожалеть, что правительство не позволило мертвым похоронить своих мертвецов и превратило экономику в какой-то склеп, населенный полуживыми призраками. В руководстве страны будет нарастать осознание, что избранный курс неверен. Но каждый шаг, сделанный по этому пути, повышает цену публичного признания в сделанных ошибках. Поэтому разрубание гордиева узла будет откладываться на неопределенный срок. Именно такая ситуация в начале 1990-х годов сложилась в Японии, и атмосфера тягостной стагнации сохраняется там до сих пор.

В такую ситуацию на протяжении 2009 года будет погружаться и Россия. При этом в новом году показатели ВВП и фондовые индексы не обязательно будут падать — они могут даже немного увеличиться. Правда, одновременно официальные правила статистического учета скорее всего будут меняться, как уже изменились правила учета золотовалютных резервов. Нерадостная определенность кризиса отчетливо проступит лишь на отдельных направлениях. Например, очевидно, что будет происходить дальнейшее ослабление рубля. Сократятся обороты внешней торговли, придавленной протекционистскими мерами. Однако в основном ситуацию будут лакировать, ведь правительство твердо решило, что экономике нужна не горькая чаша отрезвления, а мутная вода оптимистического самообмана.


Источник: http://www.chaskor.ru
Вставить в блогВставить в блог
Скопируйте этот код в ваш блог
Погружение в мутную водуБудущий год пройдет в атмосфере депрессии

Сделав ставку на всестороннее усиление государственного регулирования экономики, руководство России выбрало мрачный сценарий затяжной депрессии. В 2009 году нам всем предстоит в этом убедиться.

Кажется, руководство России наступило уже на все грабли, на какие только можно наступить в экономической политике. Здесь тебе и раздача госкредитов, и ослабление национальной валюты, и протекционизм, и даже возрождение государственного долга. Наблюдая за «антикризисными мерами», можно подумать, что у руля государственных финансов стоят не Кудрин, Игнатьев и Набиуллина, и даже не Путин с Сечиным, а какие-то карикатурные персонажи времен перестройки или 1990-х годов. Вроде Николая Рыжкова и Олега Сосковца. На днях президентский экономический советник Дворкович признал, что федеральный бюджет 2009 года будет дефицитным и Россия снова прибегнет к внешним заимствованиям. Правда, занимать будем не у адского МВФ, а у кредиторов почище, утешил Дворкович. Ну так и Горбачев ведь не у МВФ занимал...
Так будет выглядеть анонс
Закрыть
Категория: Завтра может не настать!
blog comments powered by Disqus

Устройство
«БИОЗАЩИТА-АНТИСМОГ»

Семь устройств в одном!
ВСЕ блага санатория - на дому!

Все об Устройстве »

 

 

Форма входа
Логин:
Пароль:

Поиск

Стихийные бедствия

Последние комментарии